Так что там с ЦМР?

Случилась так,  что источники редакции обозначили некий шорох в кулуарах, возникший на прошлой неделе в отношении Целевой модели развития рынка железнодорожных перевозок. Вроде поступили новые вводные, и  вроде,  нам должны преподнести новые вводные, согласно которым будет развиваться вышеуказанный рынок. Конкретно и по пунктам мы препарируем это немножко позже. Пока просто уточним: из-за чего этот сыр-бор.

Итак, дабы не усложнять восприятие. Не будем  утомлять читателя хронологией. Скажем просто. ЦМР была стержнем, на который нанизывалось все происходящее в сфере железнодорожных перевозок. Точнее, номинально должно было нанизываться.  Можно сказать, что это была своеобразная декларация о независимости транспорта от государства. Можно сказать, что это была дорожная карта, с помощью которой, пройдя определенный квест, участники перевозочного процесса смогли бы выйти из мутно-мрачного позавчера на просторы светлого послезавтра.  Но мрачное позавчера мы не до конца покинули, а светлое послезавтра так и не наступает. Почему?

Приходится слышать много критики в отношении, что Модель была не доделана, не продумана и вообще…  Сложно с этим спорить. Особенно в части «вообще». Да. Предлагалась новая парадигма, которую никто еще толком не мог реализовать на сети отечественных жд. Да.  Нам предлагали вступить в новую воду.  И ничего не получилось. Мы окунулись в немного другие мутные воды, но они мало отличались от того, в чем отрасль барахталась до принятия ЦМР.

Ставки росли, технологическая эффективность падала, кто-то делал бешеные состояния, кто-то разорялся, признанные титаны реального сектора оказывались в подчиненном положении, новые люди осваивали чужие сегменты и т.д. и т.п. Все так. И всё то. Да, мы прошли непростой путь. Но мы получили  новый класс собственников, участников рынка. Мы получили конкурентную модель развития. Точнее множество конкурентных моделей, к которым можно присоединиться, а можно и поискать, что получше. И, по большому счету, кроме отдельных игроков, никто не хочет отменять рынок. Все, практически все, хотят его переформатировать. Под свои интересы. За что нельзя осуждать ни одного из интересантов. Ибо, в противном случае, ему прямая дорога в благотворительность и кружки самодеятельности. Это бизнес, детка. Здесь каждый заточен  на то, чтобы вырвать кусок у другого. Как говорится, «собес – немного дальше».

Что-то пошло не так?

БЕЗУСЛОВНО. Безусловно, наши ожидания не совпали с нашей реальностью. Пусть так. Но мы имеем эту самую пресловутую нашу реальность.  Пусть неказистую. Пусть, временами, жестокую, но нашу. Не МПСную. Не государственную. Да, сейчас щебеночники очень бурно разбираются с ОАО «ФГК». Да,  не отрегулированности между  продажной ценой вагона и размером ставки предоставления. Но это, несомненно, то, что нам дала ЦМР. Мы получили рынок.  А как его регулировать – это отдельная тема.

Как бы то ни было, мы сейчас находимся в ситуации, когда лучшее – враг хорошего.  Плохая ли, хорошая ли ЦМР всегда была определенным руководством к действию. Даже в закостенелом Минтрансе смотрели на строки (и сроки) плана. Смотрели не с праздным интересом. А как руководство к действию. И (как бы им не было стремно), что-то пытались совершить-указать-напечатать-утвердить.  И не только в Минтрансе. И не только утвердить. Происходили реальные изменения.  Модель работала, даже исполняемая на 5-10%. Мы двигались вперед.

А что происходит сейчас?

Уже два года мы живем без руля и без ветрил. Нас имеют все, кто хочет. Имеют в виду. И нет только.  Просто если раньше условный ходатай по делам мог полистать ЦМР и заявить, что слова/действия Большого Дяденьки противоречат ЦМР – это могло произвести эффект (впрочем, будем честными, могло и не произвести).  ЦМР была дорожной картой, неким договором между участниками рынка, с положениями которого все (ну по крайней мере, большинство) участников отрасли соглашалось.  На определенном этапе действие этого гаджета закончилось.  И что мы имеем теперь?

А ни-че-го. По сути, ничего. Просто какие-то трепыхания. Какие-то ситуационные активности отдельных персонажей.  По сути, никто не понимает, что происходить. Не с чем спорить. Нечем оперировать. Нет ориентиров для развития отрасли. Нет индикаторов-позывных для бизнеса.  Точнее, они есть, но для неких избранных. При том, что товар не сертифицированный. То есть в отсутствие официальной идеологии любой каприз может стать вектором.

А значит…. А значить может примерно всё.  Любые изменения. Прогибание под любым порывом ветра. Кто пойдет в такой бизнес? Более того. Кто сохранит в нем свои активы?

Пока мы наблюдаем некую возню под ковром. ФАС в своем новом качестве гиперрегулятора, вдруг потерялся в полномочиях и едет катком по всему, что посчитает нужным. МЭР активно дрейфует в сторону  приватизации государственных функций. Возникают новые игроки (к примеру, Минпром), которые полностью обслуживают интересы совершенно четко узнаваемых игроков.  Как ни странно, самым вменяемым на этом фоне выглядит Минтранс, который хоть как-то обозначает свое понимание функционирования системы в целом. Назначенные «комиссары» в лице Дворковича, Шувалова и прочих опровергают друг друга и себя самих.  Очень сложно понять в этой ситуации куда все-таки двигаться отечественным железным дорогам. Или им пора уже потихоньку отойти со сцены, оставив поле деятельности для внешних интервенций.

Интересно мнение непосредственных участников рынка. Как они воспринимают всю эту суету  вокруг ЦМР. Чего они ожидают? И ожидают ли вообще? Или уже просто смиренно ожидают любого исхода? Пишите-звоните. Редакция даст возможность высказаться.

Дмитрий Ханцевич

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *