…Но обещал вернуться?

Уход одной из самых знаковых фигур в новейшей истории железных дорог с поста вице-президента ОАО «РЖД», как ни странно, прошел относительно спокойно. «Дело ясное, что дело темное» — примерно в так в сухом остатке звучат комментарии вовлеченных сторон и отраслевых экспертов. Действительно, дело настолько темное, что откровенно сказать, нет ясности уйдет ли он вообще, но об этом – чуть ниже. Пока попробуем после того, как подутихли круги по воде, разобраться, что и почему произошло, а также, какого развития событий следует ожидать дальше.

Напомним, что Сергей Валентинович пришел в руководство монополии являясь руководителем крупнейшего и одного из самых успешных в РФ транспортных холдингов Globaltrans. Кроме того, с 2009 по 2014 годы являлся председателем президиума некоммерческого партнерства «Совет участников рынка услуг операторов железнодорожного подвижного состава»(члены которого контролируют до 80% парка грузовых вагонов). В 2014 году возглавил Совет потребителей по вопросам деятельности ОАО «РЖД» (совещательно-консультационного орган при правительственной комиссии по транспорту). И в ноябре 2015 был назначен старшим вице-президентом ОАО «РЖД», курирующим вопросы стратегического планирования и развития. Заменив одну из самых влиятельных при В.Якунине фигур господина В.Решетникова. Это так, сказать присказка, попробуем изучить разные версии собственно сказки.

Версия первая. Декоративно-эстетическая

Да, как ни странно, некоторые причастные чуть не в первую очередь указывают на то, что Мальцев просто уж слишком выбивался из обычной РЖДшной тусовки. Ездил на собственных автомобилях с собственными шоферами и охраной. Привел свою команду, которая отчасти заменила положенный ему по штату аппарат. Вообще, вел себя достаточно вызывающе и слишком свободно. Пренебрегал регламентами, допускал смелые высказывания, в общем, так и не внедрился в корпоративную культуру РЖД.

С чем-то можно согласиться, о чем-то — подискутировать. Отметим лишь, что за последние годы и сама эта культура оказалась достаточно размыта от бесконечной череды преобразований, да и множество других руководителей монополии, включая и бывшего президента компании В. Якунина демонстрировали достаточно свободный стиль управления и взаимодействия с внешней средой. Вряд ли именно марка автомобиля или участие/неучастие в совещаниях могли стать определяющими.

Версия вторая. Подковерно-бульдожья

Чуть более правдоподобно выглядит гипотеза о теневой борьбе группировок. Сторонник ее указывают на то, что формально отошедший от дел Мальцев сохранил свои связи с «глобусами», что существенно не нравилось другим акулам бизнеса. Не секрет, что каждый уважающий себя игрок имеет «своих людей» в ОАО «РЖД». С приходом нового президента компании часть устоявшихся бизнес-схем подверглась серьезной ревизии, кроме того, усилилось давление со стороны регуляторов. Пока это бурление не особенно выплескивалось из-под крышки. Но изменения расстановки сил влияния между заинтересованными игроками становились все более неизбежными, а у Мальцева в качестве вице-президента могло сконцентрироваться слишком много рычагов, рычажков и ниточек управления. К тому же, есть сведения, что изначально переход собственника крупнейшей компании в штат РЖД воспринимался как нарушение конвенции.

Год с небольшим ушло на формирование определенной коалиции, которая, наконец, смогла получив достаточный вес, продавить уход. Отметим, что по схожей схеме Мальцев уже уходил из СОЖТа, так что окончательно отметать ее не стоит. Некоторые причастные на условиях глубокой конфиденциальности упоминают о том, что он уже «утомил своей активностью, а участникам рынка нужно спокойствие». Возможно, они и правы. Сергей Валентинович мало кому давал успокоиться.

Версия третья. «Неопрадательно – надеждная»

Не секрет, что главной функцией перехода Сергея Валентиновича в ОАО «РЖД», по общему мнению, было продвижение реформ. Ведь, отрасль уже больше года фактически жила без внятного понимания целей, к которым нужно стремиться, задач, которые нужно решать, а также инструментов, с помощью которых обеспечивать эти самые решения. Действие прежней Целевой модели развития рынка прекратилось. Новую не могли принять больше года и новые версии документа находили все меньше поддержки у интересантов. Во внешней среде также происходили серьезнейшие изменения, адекватных ответов на возникающие при этом вызовы у РЖД просто не было. Роль государства все более усиливалось, возможности повлиять на решение – сокращались. Будь то, прямые правительственные решения (такие как, например, введение новых Технических регламентов Таможенного союза, и связанных с этим постановлений), или возросшая активность ФАС, получившей ко всему прочему и права тарифного регулирования. Добавим еще, что и сам приход Олега Белозерова на место президент ОАО «РЖД» подразумевал, что новая метла начнет мести очень даже по-другому.

Известный двигатель реформ Мальцев как никто другой отвечал всем запросам: с одной стороны новатор, с другой – не посторонний варяг, а вполне свой человек, в отличие от «экспертов Маккензи» хорошо разбирающийся в проблемах отрасли.

Но шли месяцы – а дело не двигалось с мертвой точки. ФАС продолжал прессовать операторов, нормотворческая деятельность оставалась в вялотекущем состоянии. Новая ЦМР перебрасывалась из одного кабинета в другой.

Господину Белозерову нужно что-то предъявлять руководству страны кроме текущей оптимизации и сокращения расходов. А показывать нечего. Поэтому и возникло стандартное аппаратное решение – откупиться головой назначенного ответственным.

Добавим, что отчасти и сам Сергей Валентинович потерял часть имиджа народного трибуна допустив несколько странных тактических решений. Так, например, после переезда на Басманную резко изменилась его позиция относительно частной локомотивной тяги. Ранее он был одним из главных сторонников либерализации локомотивного комплекса, затем, стал достаточно категорично придерживаться противоположной точки зрения. Также не добавило ему поддержки изменение позиции относительно судьбы вагонных дочек РЖД и ряду других вопросов.

В итоге, для участников рынка он стал достаточно консервативен, а для ОАО «РЖД» — недостаточно дееспособен, чтобы лоббировать интересы компании во внешней среде.

Версия четвертая. «Ставко-повышательная»

Впрочем, некоторые эксперты полагают, что наоборот, именно реформаторский потенциал Мальцева стал причиной ухода. Объективно, падение показателей, по которым оценивают эффективность работы ОАО «РЖД» отчасти замедлилось, а отчасти и вовсе прекратилось. В этих условиях вполне закономерно возникает соблазн оставить все как есть. Ну или ограничиться имитационными мерами. В связи с этим, по неофициальным сведениям, Мальцеву было предложено «на вещи смотреть поширше, а к людям относится помягше». Сергей Валентинович не согласился и даже жестко настаивал на реализации его пакета преобразований. На фоне усилившегося тихого сопротивления просто решил дистанцироваться от изображения деятельности.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Что будет дальше? А неизвестно. Тут тоже несколько версий. Во-первых, как ни странно, он может и вовсе остаться, поскольку официальные комментарии скудны, неофициальные очень мутны, что еще раз подтверждает версию, что от того останется ли он вице-президентом или покинет кресло зависит очень многое. Сомнительно, что он просто уйдет на покой. Не тот формат личности, да и время сейчас не то, чтобы спокойно заниматься собственным бизнесом.

Большинство из опрошенных уверены, что следует ожидать дальнейшего повышения ставок в этой игре. Либо Мальцева ждет другой пост, на этот раз в Минтрансе. Может это будет даже какая-то новая структура, что-то вроде открытого правительства. Высказывалась даже версия, что, покинув пост в ОАО «РЖД» Мальцев хочет вернуться в компанию, но уже в качестве члена совета директоров или правления.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *